Тюрьма их родной дом

0
805

Продал дурман или совершил обман? Садись в зиндан!

В феодальные времена самым «популярным» местом отсидки для лиходеев и всех преступных элементов были ужасающие зинданы. Чаще всего это были гигантские ямы прямо в земле, и с кованой решеткой наверху. Выбраться из темницы по покатым стенам было практически невозможно.

После присоединения Средней Азии к царской империи колониальная администрация приступила к возведению уже «оцивилизованных» тюрем. Вскоре в пяти областях Туркестанского края было уже 67 объектов лишения свободы.
Для тюрем приспосабливались различные помещения. К примеру, в Караколе, на одной из Иссык-Кульских стоянок Великого Шелкового пути, в 1916 году в тюрьму был превращен гостиничный караван-сарай. До сих пор действует, но уже под вывеской СИЗО-3.
Но самая удивительная история связана с центральной тюрьмой в Оше.
Согласно исследованиям Байболота Абытова, доктора исторических наук, профессора, проректора по учебной работе ОшГЮИ, царские власти обвинили одного из пяти сыновей прославленной Курманджан датки – Камчыбека (1849-1895 гг.), — в расправе над 4-мя таможенниками. Дело «Об убийстве объездчика Боровкова и трех стражников в Ошском уезде» появилось на свет в 1894 году и длилось более года.
Именно работники Иркештамского разъезда у ворот в Китай задержали «подозрительный караван», следовавший с товарами из Кашгарских владений и принадлежавший Камчыбеку.
Причиной инцидента стало то, что один из таможенников, привыкший к безнаказанности в отношении местных жителей, взял и нагло отрезал волосы Асель (супруги Камчыбека), к которым были прикреплены ключи от сундуков. А когда при обыске стражи рубежей не нашли в сундуках ожидаемой контрабанды, то разъяренные джигиты Камчыбека убили всех четырех таможенников. Отсюда и завелось дело на Камчыбека, хотя сам он даже не принимал участия в этой расправе!

Алайская царица была бессильна спасти сына…

Безусловно, Курманджан датка и ее семейство были очень влиятельными персонами в регионе. Один из русских генералов писал, что «слава её ума, энергии, справедливости, дальновидности проникла в Семиречье и перешла даже пределы Афганистана, Ирана и Китая».
Однако случай с гибелью таможенников получил слишком широкий резонанс и представители российского самодержавия решили устроить показательный процесс. Якобы, демонстрируя беспристрастность слуг Фемиды и равенство всех перед законом. Местные служивые в погонах арестовали помимо Камчыбека и его друзей также и внуков «Алайской царицы». Несмотря на ее личные обращения к начальнику Ошского уезда, Ферганскому главе, а также генерал-губернатору Туркестанского края, все оказалось тщетно.
Даже известный этнограф Борис Тагеев отмечал в ту пору, что «новый военный губернатор (генерал-лейтенант Александр Николаевич Повало-Швейковский, прим. корр.) допустил жестокую ошибку, исходатайствовав преданию военному суду всеми любимых, уважаемых беков… Да, они заслуживали наказания, но не казни же».
В итоге военно-полевой суд приговорил Камчыбека и еще 8 его сподвижников к публичному повешению. Казнь, на которой присутствовала сама Курманджан датка, состоялась 3 марта 1895 года на одной из площадей Оша. А 6 человек (включая двух сыновей и внука Алайской правительницы) были сосланы на каторжные работы в Сибирь. 11 подсудимых оправдали.
Так вот согласно устоявшейся на юге легенде, Камчыбек, будучи правоверным, еще в 1890 году возвел в Оше здание для медресе. Однако духовная школа была превращена царскими властями в казематы. И по злой иронии судьбы одним из первых, кто угодил туда, был… сам Камчыбек! И именно по делу об убийстве 4-х таможенников.
К слову, это здание сохранилось до сих пор и даже спустя 125 лет используется как часть СИЗО-5. Настоящий памятник истории!

Золотые червонцы для строительства тюрьмы

В Ошском облархиве хранится также письмо «В Канцелярию Туркестанского генерал-губернатора в г. Скобелевъ» от 4 марта 1914 года. Оно сопровождалось общим планом тюремного строительства и ремонта уже имеющихся спецобъектов в Ферганской долине в период 1914-1922 годов. Например, в Ошской тюрьме планировалось возвести флигель для надзирателей, а также новую ограду «площадью 350 погонных сажень». Общая стоимость проекта — 18 тысяч 500 золотых рублей.
Но тут грянула Февральская, затем Октябрьская революции, отменившая осуществление грандиозного проекта.

Начался «красный террор».

Прежние нары в Оше обжили жандармы, банкиры, заводчики, волостные правители и прочие «мироеды — эксплуататоры». Большевики карали всех, кто не разделял идей пролетариата — попов и мулл, бай-манапов и кулаков, национал-радикалов и эсеров, кадетов и анархистов, белую контру и басмачей.
В частности, тюремные стены Оша помнят знаменитых курбаши Кур-Шермата и Калходжу. Последний, находясь в исправдоме, однажды сумел разоружить охрану и, разобрав стену, уйти от возмездия. Его так и не сумели поймать. Калходжа погиб при бегстве в Китай во время снежного обвала.
Еще более «громкую» попытку побега предпринял другой известный басмач — узгенец Джаныбек казы. Будучи водворен за решетку вместе со своими единомышленниками, он 18 августа 1927 года напал на конвой и вступил в бой с красноармейцами. Перестрелка длилась свыше 13 часов! В итоге 46 «непримиримых» были убиты, остальные сдались. Со стороны охраны погибли трое, шестеро ранены. В музее МВД Кыргызстана до сих пор хранится фрагмент железных ворот тюрьмы, посеченных пулями в ходе того боя.
Между тем в 1918 году было утверждено положение о Наркомате юстиции Туркреспублики — НКЮ, которому в Кыргызстане подчинялось три тюрьмы — Пишпекская, Каракольская и Ошская, а также два работных дома.
Год спустя в нашей республике стали образовываться исправительные учреждения нового типа — мужские и женские, реформаторские и земледельческие колонии для условно освобожденных и несовершеннолетних, принудительно-лечебные заведения для лиц с психическими отклонениями, а также арестные дома, впоследствии превратившиеся в КПЗ.
На пути исправления
Кстати, слово «тюрьма» тогда было непопулярным. Поэтому с 1918 по 1924 годы места, где «небо в клеточку, а друзья — в полосочку», именовались как «дома лишения свободы», «исправительно-рабочий дом», «дом заключения», «работный дом».
В 1918-1919 гг. в Пишпекском исправдоме сидело около 250 человек, в Каракольском – примерно 100-120, в Ошском – от 90 до 180. Чуть позже «домзак» на 30 душ открылся в Нарыне, затем в Джалал-Абаде.
В 1920 году близ села Молдовановка был образован даже первый в Киргизии концентрационный лагерь. Несколько сот человек находились под неусыпным контролем 22 красноармейцев. Окончательно свое зловещее название концлагерь утратил год спустя, когда вместо него была организована сельхозколония.
Остальные концлагеря, один из которых, кстати, располагался возле экс- кинотеатра «Иссык-Куль» по проспекту Жибек Жолу в столице, закончили свое существование в 1922 году, после Гражданской войны.
Вскоре определились особый режим содержания и изоляции, регламент прогулок, свиданий, передач, переписок, формы одежды, питания. Появились трудотерапия, дифференциация спецконтингента, утвердились правила и распорядки, другие нормативные акты, осуществлялись «перековывающие» мероприятия.
Так, постепенно, рождалась пенитенциарная система Кыргызстана.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 + двадцать =